Современные методы лечения сахарного диабета

В работах, попавших в 2014 г. в прорывы по версии журнала Science, ученым удалось значительно продвинуться в разработке альтернативной терапии сахарного диабета 1-го типа, суть которой состоит в трансплантации больным так называемых бета-клеток поджелудочной железы, вырабатывающих гормон инсулин.

До сих пор такие клетки получали из тканей эмбрионов или брали у доноров посмертно. Однако их использование сталкивалось с рядом проблем, от тканевой несовместимости до этических.

Выход, предложенный учеными, заключается в пересадке больным зрелых бета-клеток, полученных в лабораторных условиях из стволовых недифференцированных клеток самого пациента либо обычных соматических клеток путем их «перепрограммирования».

Для широкого применения этой технологии требуется решить проблему защиты трансплантата, поскольку диабет 1-го типа — это аутоиммунное заболевание, и новые бета-клетки будут также подвергаться атакам иммунной системы.

Сахарный диабет — самое распространенное эндо­кринное заболевание в мире: по данным Международной федерации диабета сегодня им страдает более 300 млн человек.

Болезнь не обошла и семью Дугласа Мелтона, руководителя одной из исследовательских групп, занимающихся разработкой клеточной терапии диабета.

Их работы вошли в список наиболее выдающихся научных достижений 2014 г. по версии журнала Science.

Сахарный диабет — болезнь, характеризующаяся стойким увеличением в крови концентрации глюкозы, — сегодня входит в тройку самых распространенных видов заболеваний.

При диабете 2-го типа бета-клетки островков Лангерганса в поджелудочной железе вырабатывают пептидный гормон инсулин, который регулирует уровень глюкозы в крови, но ткани организма теряют чувствительность к нему.

Этот наиболее распространенный (до 80–90% случаев) тип сахарного диабета, который называют еще инсулинонезависимым, развивается преимущественно в пожилом возрасте и характеризуется относительно легким течением.

При диабете 1-го типа наблюдается аутоиммунное поражение бета-клеток поджелудочной железы, вырабатывающих гормон инсулин. Такой тип диабета приводит к полной пожизненной зависимости от инъекций инсулина — на данный момент это практически един­ственный способ терапии этого тяжелого заболевания.

Больной должен постоянно следить за уровнем глюкозы в крови и в зависимости от «скачков» уровня глюкозы самостоятельно корректировать дозы инсулина. При этом в любом случае у больного развиваются осложнения: дисфункция почек и сердечно-сосудистой системы, поражение глаз (диабетиче­ская ретинопатия), некротическое поражение тканей.

Результатом является существенное снижение качества жизни больных, а зачастую инвалидность и ранняя смерть.

Говоря об альтернативной возможности терапии сахарного диабета, надо упомянуть о существовании достаточно успешной практики пересадки донорских бета-клеток. Их получают из тканей эмбрионального происхождения или берут у доноров посмертно. После такой трансплантации больной на несколько лет становится независимым от инъекций инсулина.

Проблемы такого вида терапии связаны с качеством и количеством донорского материала, не говоря уже о тканевой несовместимости реципиента и донора. Ведь после пересадки больные вынуждены принимать препараты, подавляющие активность иммунной системы, к тому же через какое-то время все равно происходит отторжение трансплантата.

Еще одно препят­ствие — проблемы этического характера, связанные с использованием тканей эмбрионов.

Выход из ситуации в принципе есть: бета-клетки поджелудочной железы можно получать in vitro (в лабораторных условиях) из клеточных культур. Их источником могут быть плюрипотентные стволовые клетки человека, т. е.

«первичные» недифференцированные клетки, из которых происходят все клетки наших органов и тканей.

Для получения бета-клеток можно использовать как стволовые клетки эмбрионов, так и индуцированные плюрипотентные стволовые клетки, которые получают из обычных соматических клеток взрослого человека путем их «перепрограммирования».

В 2018 году в России опробуют новую технологию лечения диабета

Технологии получения индуцированных плюрипотентных стволовых клеток известны и достаточно хорошо разработаны.

Но вот получить из них зрелые бета-клетки гораздо сложнее, так как для этого необходимо буквально в чашке Петри воспроизвести сложнейшие процессы, происходящие во время эмбрионального развития человека, используя сигнальные молекулы и химические соединения, направляющие развитие клеток в нужную сторону.

В список выдающихся научных исследований прошлого года, опубликованный журналом Science, как раз и вошли работы двух исследовательских групп: из Гарвардского института стволовых клеток (США) и Медицинской школы Массачусетского университета в Вустере (США) под руководством Д.

 Мелтона и из Университета провинции Британская Колумбия (Канада) и компании BetaLogics (США) под руководством Т. Кифера, посвященные технологиям получения in vitro бета-клеток поджелудочной железы (Pagliuca et al., 2014; Rezania et al., 2014).

Взяв в качестве исходного материала стволовые клетки человеческого эмбриона, в итоге ученые получили клетки, проявляющие все основные качества бета-клеток. То есть в них «работали» определенные гены и присутствовали специфические белки, так что эти клетки были способны продуцировать инсулин в ответ на присутствие глюкозы.

Пересаженные лабораторным мышам из чистой линии, служащей экспериментальной моделью сахарного диабета, эти клетки нормально функционировали и компенсировали первоначальное отсутствие инсулина!

В 2018 году в России опробуют новую технологию лечения диабета

Огромное преимущество этого метода в том, что с его помощью можно получать функционирующие бета-клетки в довольно большом количестве.

В финале процесса из одного флакона для культивирования объе­мом 0,5 л можно получить до 300 млн клеток — этого числа вполне достаточно, чтобы компенсировать недостающий инсулин у одного человека весом около 70 кг. Или для проведения скрининга среди 30 тыс.

отдельных химических соединений — потенциальных лекарственных веществ, если использовать клетки не по «прямому назначению», а для фармакологических исследований.

Безусловно, описанные технологии нуждаются в совершенствовании. В частности, необходима разработка детальных протоколов получения бета-клеток из индуцированных плюрипотентных стволовых клеток.

Это позволит не только в любой период жизни пациента и практически из любых клеток его собственного организма при необходимости получить необходимое количество бета-клеток, но и разрешит проблему иммунологической несовместимости донора и реципиента.

Однако остается другая проблема: поскольку диабет 1-го типа — это аутоиммунное заболевание, то новые бета-клетки будут опять атакованы иммунной системой, как когда-то свои «родные» клетки пациента.

Поэтому пересаженные клетки надо научиться защищать! Только в этом случае подобное лечение может стать доступным и широко применимым, ведь использование иммунодепрессантов оправдано только в самых тяжелых случаях.

Сейчас разрабатываются разные варианты подобной защиты. Например, можно покрыть клетки специальным гидрогелем, однако в этом случае их будет гораздо труднее удалить из организма при необходимости.

К тому же пока не существует способа воспрепятствовать их инкапсуляции (заключению в соединительнотканную оболочку) подобно другим чужеродным телам в организме, что перекроет пересаженным клеткам приток питательных веществ.

Сейчас идет поиск химических веществ, пригодных для изготовления гидрогеля, который не будет вызывать такого эффекта.

Другое решение предложили конкуренты команды Мелтона — американская компания ViaCyte.

Суть его в том, чтобы поместить пул незрелых бета-клеток внутрь тела в биологически совместимой оболочке: предполагается, что предшественники бета-клеток будут там постепенно созревать и успешно функционировать.

Такое устройство уже создано; более того, в компании уже запустили первый этап клинических испытаний. Но хотя результаты аналогичных исследований на животных выглядят многообещающе, есть опасения относительно эффективности этого способа.

В любом случае, уже сейчас имеющиеся технологии внушают надежду, что проблема лечения сахарного диабета будет в скором времени решена.

Использование бета-клеток, произведенных из стволовых клеток пациентов, даже при условии постоянного приема иммунодепрессантов может стать огромным облегчением для больных тяжелыми формами диабета, которые постоянно сталкиваются с опасными для жизни изменениями уровня сахара в крови.

Литература: 1. Pagliuca F. W., Melton D. A. How to make a functional β cell // Development. 2013. V. 140. № 12. P. 2472–2483. DOI: 10.1242/dev.093187. 2. Pagliuca F. W., Millman J. R., Gürtler M. et al. Generation of functional human pancreatic β cells in vitro // Cell

В 2018 году в россии опробуют новую технологию лечения диабета

В 2018 году в России опробуют новую технологию лечения диабета

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: ‘в 2018 году в россии опробуют новую технологию лечения диабета’ с ми от профессионалов. Если вы захотите задать вопрос или написать комментарии, вы сможете легко это сделать внизу, после статьи. Наш специалист-эндопринолог обязательно вам ответит.

Нет тематического видео для этой статьи.

Видео (кликните для воспроизведения).

Министр здравоохранения Вероника Скворцова рассказала, что в 2018 год в России начнут применять клеточные технологии для лечения сахарного диабета, которые в последующем позволят отказаться от уколов инсулина.

Вероника Скворцова

После участия в глобальной конференции ВОЗ по неинфекционным заболеваниям глава Минздрава дала интервью «Известиям» на тему развития медицины в нашей стране. В частности, речь шла о борьбе с диабетом.

На вопрос об инновационных способах лечения этого недуга Скворцова отметила: «Клеточные технологии лечения сахарного диабета. Мы можем фактически заменить клетки поджелудочной железы, продуцирующие инсулин.

Они встраиваются в матрикс железы и начинают сами продуцировать гормон».

Нет тематического видео для этой статьи.

Видео (кликните для воспроизведения).

Минист подчеркнула, что пока речь не идет о разовом введении препарата, который полностью отменит необходимость колоть больным инсулин. «Здесь еще предстоит поработать: пока трудно понять в эксперименте, как долго такие клетки проработают. Возможно, это будет курс», — добавила она.

  • Даже если потребуется проходить лечение курсом, это серьезнейший прорыв в лечении сахарного диабета, поэтому мы будем следить за дальнейшими новостями на эту тему и держать вас в курсе.
  • Если вы читаете эти строки, можно сделать вывод, что Вы или Ваши близкие больны сахарным диабетом.
  • Мы провели расследование, изучили кучу материалов и самое главное проверили большинство методик и препаратов от сахарного диабета. Вердикт таков:
  • Все препараты если и давали, то лишь временный результат, как только прием прекращался – болезнь резко усиливалась.
Читайте также:  Основные признаки и методы лечения лактоацидоза при сахарном диабете

Единственный препарат, который дал значительный результат – это Dianormil .

[3]

На данный момент это единственный препарат, который способен полностью излечить сахарный диабет. Особенно сильное действие Dianormil показал на ранних стадиях развития сахарного диабета.

Мы обратились с просьбой в Министерство Здравоохранения:

И для читателей нашего сайта теперь есть возможность получить Dianormil БЕСПЛАТНО!

Внимание! Участились случаи продажи поддельного препарата Dianormil.Делая заказ по ссылкам выше, вы гарантированно получите качественный продукт от официального производителя. Кроме того, заказывая на официальном сайте , вы получаете гарантию возврата средств (включая транспортные расходы), в случае если препарат не окажет лечебного действия.

Сахарный диабет является заболеванием эндокринной сферы, которое нарушает углеводный обмен, сбивается привычная работа всей пищеварительной системы человека, страдают внутренние органы, развиваются тяжелые осложнения в виде сопутствующих болезней зрения, сердечно-сосудистой, нервной и мочеполовой систем.

Ученые со всего мира не сидят сложа руки и прилагают массу усилий, чтобы создать лекарственное средство, способное избавить человечество от этого опасного заболевания, которое ежегодно уносит миллионы жизней.

В 2018 году совместная исследовательская группа врачей-эндокринологов из медицинского центра в Цинциннати (США) и Йокогамского государственного университета Японии, совершили настоящий прорыв в разработке совершенно новой методики лечения сахарного диабета 1 типа. Ученые не создали новое лекарство, которое необходимо ежедневно принимать по принципу инъекций инсулина. Они шагнули намного дальше и нашли способ восстановления поврежденных железистых тканей.

Отдельные участки поджелудочной железы, которые именуются, как островки Лангерганса, отвечают за синтез собственного инсулина организмом человека, принимающего участие в углеводном обмене и расщеплении молекул глюкозы на пищевую энергию.

Когда ткани органа прекращают выработку гормона, происходит повышение уровня сахара в крови с появлением соответствующей симптоматики. По результатам обследования человеку выставляется диагноз — диабет с назначением заместительной терапии.

Поджелудочная железа

Ученые, решившие проблему лечения сахарного диабета, провели эксперимент, суть которого заключалась в следующих действиях:

  1. В специальной лабораторной емкости из стволовых клеток выращивались островки Лангерганса.
  2. Отстроенную железистую ткань пересаживали подопытным мышам, которые страдали от диабета 1 типа.
  3. Животные, перенесшие хирургическую операцию по трансплантации части поджелудочной железы, проходили восстановление и были под круглосуточным наблюдением ученых.

Результаты лабораторных исследований превзошли все ожидания. Панкреатические островки прижились к общим железистым тканям поджелудочной и организм подопытных мышей начал самостоятельно продуцировать инсулин, поддерживая нормальный уровень глюкозы в крови.

10 ИННОВАЦИЙ В ОБЛАСТИ ДИАБЕТА В 2018 ГОДУ НА T1D EXCHANGE

T1D Exchange определил десятку финалистов представивших в 2018 инновации в области лечения диабета. Очень интересно узнать, как инновации телемедицины помогают улучшить состояние людей с диабетом.

Читайте так же:  Диетическое питание при панкреатите хроническом

Итак, 24 апреля 2018 состоялся конкурс, организованный T1D, который освещает широкий спектр достижений здравоохранения и телемедицины для людей страдающих диабетом.

Бостонская некоммерческая исследовательская организация, представила 10 финалистов 2018 года ориентированных на пациента. Объявленный как “Всемирный конкурс по выявлению и продвижению инновационных научных и клинических решений для диабета”, он предлагает $250,000 и информационную поддержку для разработки продуктов нескольким участникам.

«Мы рассматриваем инновационный подход к лечению диабета как ключевую стратегию, направленную на то, чтобы сосредоточить лучшие умы для продвижения и прорыва в консультировании, диагностики и, возможно, даже лечении одной из самых насущных проблем в медицине, с которыми мы сталкиваемся», – сказала Дана Болл, исполнительный директор и соучредитель T1D Exchange, когда конкурс был запущен в 2016 году. «Важность появления новых стратегий лечения и предупреждения осложнений для улучшения качества жизни людей с диабетом и снижения более высокого риска инсульта, болезней сердца и почек, слепоты и ампутаций невозможно переоценить.»

Разделенный на четыре категории, конкурс показывает, как новые цифровые технологии здравоохранения используются, чтобы помочь приблизительно 1,25 миллионам американцев, живущих в настоящее время с диабетом 1 типа.

Для них разрабатывают автоматизированные инсулиновые устройства или искусственные поджелудочные железы.

Мобильные медицинские устройства способны заменить поджелудочную железу, которая инертна у людей с диабетом типа 1 и не производит инсулин, необходимый для выживания.

В эту категорию попадают и технологии, помогающие расщепить глюкозу, средства доставки инсулина и технологии на клеточном уровне.

Финалисты в одной из категорий разрабатывают автономные и сдерживающие диабет системы управления, имитирующие здоровую поджелудочную железу.

Такой прибор представляет собой ультра-тонкий, гибкий, бинт-пластырь, который работает как насос и обеспечивает подачу нескольких препаратов при минимальных затратах.

Другая разработка: Micromedics представляет собой портативную искусственную поджелудочную железу. Микротехнологии позволяют устройству имитировать работу поджелудочной железы.

Вторая Категория – диагностика диабета. Это разработки новых недорогих тестов для исследований и скрининга, ранней диагностики и профилактики. Тесты выявляют аутоантитела, с-пептиды и другие маркеры, позволяющие диагностировать диабетические осложнения.

Финалистом в этой категории стал Bonbouton, работающий над технологией обнаружения сигналов, которые могут привести к язве стопы и ампутации конечностей у больных сахарным диабетом.

Второй номинант представил технологии субдермальной визуализации VOTIS, необходимые для помощи в уходе за ногами.

К третьей категории относят методики лечения, основанные на умных инсулинах, глюкагонах, иммуномодулирующей терапии, регенерации бета-клеток и лечении диабетических осложнений.

Финалисты в этой категории Protomer-технологии, которая вывела на рынок устройство, измеряющее уровень сахара в крови. Оно не просто измеряет важный параметр, но и делает инъекции глюкагона при необходимости.

В этой категории был представлен курс терапии с помощью инновационных пероральных препаратов для лечения сахарного диабета 2 типа путем выборочного сокращение жировых отложений.

Ученые из университета Южной Калифорнии предложили устройство для измерения и поддержания уровня кислорода в глазных кровеносных сосудах, предупреждающее слепоту – тяжелое последствие сахарного диабета.

Четвертая категория – разработка технологий лечения заболеваний посвящена новым и революционным подходам к использованию информационно-коммуникационных технологий для поддержки лечения диабета.

Два финалиста здесь: Capillary Biomedical, которая работает над мягким, многопортовым катетором для инъекций.

Второй финалист: Integrated Medical Sensors, который разрабатывает беспроводной 30-дневный датчик глюкозы, который может быть вставлен пациентом.

“Конкурсные работы этого года отличает высокий уровень работ, и особенно работы финалистов.

Это замечательно”, – сказал Джей Мор, Президент и генеральный директор Dirigo Therapeutics и член Правления T1D Exchange, в недавнем пресс-релизе.

“Мы рады предоставить этим новаторам возможность продвигать свои идеи и продемонстрировать свои усилия по удовлетворению потребностей людей, живущих с диабетом.”

Новейшие достижения в лечении сахарного диабета 1 типа — сахар в крови нормализуется без ввода инсулина на месяцы у большинства подопытных

Сахарный диабет — одна из самых прогрессирующих болезней человечества. Введение инсулина для человека с сахарным диабетом 1 типа пока ничем не заменимая процедура. Но благодаря новым методам лечения, возможно, в скором времени удастся освободить людей из плена этой тяжелой болезни.

В 2018 году в России опробуют новую технологию лечения диабета

Новейшие исследования показали, что введение минимального числа заключенных в микрокапсулы клеток поджелудочной железы нормализовало уровень глюкозы в крови подопытных животных на 17 недель и более. Сахарный диабет без инсулина (без его самостоятельного введения) становится достижимой реальностью.

Число людей, живущих с сахарным диабетом, уже 425 миллионов. К 2045 году таких людей в мире станет более 630 миллионов.

Если человек с сахарным диабетом не борется с ним — не следит за состоянием уровня глюкозы в крови, не соблюдает диету и норму физической нагрузки, не использует необходимые лекарства, а при необходимости — инсулин, то его ждут крайне тяжелые осложнения, лишение нормального образа жизни и ранняя смерть.

Наиболее тяжелая форма болезни — сахарный диабет 1 типа. В этом случае у человека погибают бета-клетки в его поджелудочной железе и его организм теряет возможность производить собственный гормон инсулин. Без инсулина клетки организма не в состоянии нормально существовать, в частности, получать глюкозу из крови — в результате человек погибает.

Сахарный диабет I типа составляет до 10% всех случаев диабета.

Читайте также:  Сколько тест-полосок положено больным сахарным диабетом в качестве льготных лекарств

Среди детей наиболее распространенным является именно сахарный диабет 1 типа. Всего на данный момент им страдают более 1 миллиона детей по всему миру.

Единственным опробованным, массовым и надежным способом жизни с сахарным диабетом 1 типа на сегодняшний день является инсулинотерапия.

Только постоянный мониторинг уровня сахара в крови (с помощью глюкометра или систем постоянного мониторинга, вроде Freestyle Libre или Dexcom ), постоянные инъекции инсулина с помощью шприц-ручек или инсулиновых помп и учет съеденного — дают шанс человеку на полноценную жизнь.

Если человек с сахарным диабетом успешно осуществляет самоконтроль и ему удается проводить успешную инсулинотерапию, то его качество жизни ничем не отличается от обычной, и он сможет реализоваться наравне со всеми — чему свидетельствуют многие очень успешные люди — политики, ученые, спортсмены и актеры с сахарным диабетом.

Однако инсулинотерапия не восстанавливает физиологическую саморегуляцию, требует постоянных усилий со стороны человека и его близких и сохраняет постоянный риск опасных состояний — гипогликемии и сопутствующих сахарному диабету осложнений.

Уже несколько десятилетий ведется поиск альтернативных решений проблемы сахарного диабета 1 типа. Одно из них — создание «искусственной поджелудочной железы», которая самостоятельно контролирует уровень сахара в крови и вводит необходимые дозы инсулина (1,2).

Второй путь — пересадка донорской поджелудочной железы или её фрагментов; пересадка островков поджелудочной железы (с бета-клетками) от человека или животных а также попытки искусственного выращивания инсулин-продуцирующих клеток из стволовых клеток для их последующего ввода в организм.

Но этот путь до сих пор сталкивался с существенными сложностями. Пересадки от человека — из-за крайне малого числа донорского материала по сравнению с требуемым, высокой стоимости и большого числа иммунных реакций организма на пересажанный материал.

Пересадки островков поджелудочной железы от животных также сталкиваются с большим числом трудностей. Главные из которых: нефункционирование должным образом пересаженных клеток, иммунный ответ организма и опасность заражения человека (и человеческой популяции в целом) болезнями животных-доноров.

В частности, чтобы сохранить эффективность пересаженных клеток, человеку приходится принимать сильные иммуннодепрессанты, тем самым существенно снижая собственную защитную систему и подвергая свою жизнь большому риску.

Крайне недостаточное число материала для пересадки от человека (донорами могут быть только погибшие люди) и серьезная (к счастью, пока гипотетическая) опасность заразить человечество зооинфекцией в случае пересадки клеток от животных стимулируют разработку технологий создания тканеинженерных конструкций, замещающих работу островков поджелудочной железы. Клетки, которые должны выполнять функцию погибших бета-клеток человека, либо выделяются из донорского материала, либо выращиваются из различного типа стволовых клеток и «закрепляются» в специальных биокаркасах.

К сожалению, попытки выращивания работающих островковых клеток из различного типа стволовых клеток пока не привели к тому уровню успешности, когда полученные клетки можно было бы использовать для лечения сахарного диабета. Биоинженерные же работы с клетками доноров вполне успешны.

Например, решением части проблем клеточной трансплантации является технология заключения островков поджелудочной железы в микрокапсулы, которые и вводятся больному сахарным диабетом 1 типа.

Технология микрокапсулирования помогает изолировать клетки островков поджелудочной железы доноров от иммунной системы пациента.

При этом сами клетки должны как можно дольше сохранять жизнедеятельность (осуществлять свободный обмен питательными веществами и кислородом) и эффективно выполнять свою основную функцию — производить инсулин в ответ на повышение уровня глюкозы в крови.

Современные технологии позволяют производить такие микрокапсулы из биосовместимых и нетоксичных материалов. Различные группы ученых во многих странах пытаются усовершенствовать данный метод.

Одна из недавно решенных задач – это уменьшение числа вводимых микрокапсул. Дело в том, что ранее, в процессе микрокапсулирования островков поджелудочной железы, большая часть микрокапсул оставалась пустыми. Из-за этого значительно увеличился объем имплантируемого материала, что сильно увеличивало иммунную реакцию после имплантации.

Для разделения микрокапсул использовались магнитные наночастицы и созданный с помощью 3D-печати чип с микроканалами, который и разделял полученные ранее микрокапсулы на пустые и те, в которых находились островки поджелудочной железы. В результате общий объем имплантата снизился почти на 80%.

Очищенные имплантаты вводились подкожно крысам с сахарным диабетом 1 типа — в результате в течение более 17 недель уровень глюкозы в крови животных восстанавливался до нормогликемии (

Диабет II типа — новые методы лечения

Новости РДА 03.11.2011 21:06

Прежде всего, напомню, что многие медики считают диабет I и II типа разными болезнями. В самом деле, диабет I типа обусловлен прекращением секреции инсулина поджелудочной железой, которое обычно носит резкий характер, и этому заболеванию чаще подвержены дети и молодые люди. Единственный вариант лечения — инъекции внешнего инсулина.

При диабете II типа собственного инсулина вполне достаточно, но он плохо связывается с рецепторами клеток и не способен в полной мере выполнять функцию ‘ключа’ — то есть открывать перед молекулами глюкозы ‘дверцы’ клеток. Этой болезнью страдают люди зрелых лет, после сорока и старше, причем их среди диабетиков большинство, около 90%.

Способ лечения — прием, наряду с диетой, пероральных препаратов (или попросту ‘таблеток’).

Так как проглотить таблетку проще, чем сделать укол, среди больных бытует мнение, что диабет II типа более ‘легкая’ болезнь, чем диабет I типа. Я этих соображений не разделяю.

Психологическая нагрузка при диабете II типа может оказаться более тяжелой, что связано, в первую очередь, с неопределенностью прогноза развития болезни. Диабет I типа с неизбежностью требует инъекций инсулина, и тут все ясно с самого начала.

Но в случае диабета II типа имеется ряд сценариев, предсказать которые заранее невозможно. Вот они:

  • ваш диабет успешно компенсируется диетой, фитопрепаратами и физическими нагрузками. Это легкая форма, и с ней вы живете до естественного конца;
  • легкая форма болезни переходит в среднюю, и врач назначает вам те или иные сахароснижающие препараты (таблетки);
  • таблетки назначаются врачом сразу, небольшая доза лекарства компенсирует ваш диабет, и в таком состоянии вы опять-таки доживаете до естественного конца;
  • спустя несколько лет приходится увеличивать дозу лекарства или использовать другие препараты;
  • не удается добиться компенсации с помощью максимальной дозы пероральных препаратов. Нужно переходить на инсулин.

Этот момент — я имею в виду необходимость инъекций — вызывает у многих больных настоящий ужас. Получив такую рекомендацию врача, больной диабетом может испытывать многомесячный стресс, который, наряду с декомпенсацией, отнюдь не улучшает его состояние.

Больной тянет с переходом на инсулин, а тем временем прогрессируют хронические осложнения диабета, и дело может кончиться инфарктом, инсультом или потерей зрения. Эта особенность диабета II типа мне хорошо знакома, так как после восьми лет ‘на таблетках’ я тоже был вынужден обратиться к инсулину.

Хотя я не испытывал сильного стресса, сознавая неизбежность инъекций, но все же затянул с переходом, что в последствии сказалось на моем здоровье.

Больные зрелых лет, которых, подобно мне, лечили бутамидом, а затем манинилом или диабетоном, почти в половине случаев переходят со временем на инсулин. Очень долгое время — вероятно, четыре десятилетия, — эти традиционные препараты сульфонилмочевины (ПСМ) являлись таблетированным средством ‘первого выбора’, назначаемым при  диабете II типа.

Все ПСМ, включая амарил, препарат третьего поколения, стимулируют секрецию инсулина из бета-клеток — образно говоря, ‘выжимают’ их, и этот процесс может привести к полному истощению бета-клеток и необходимости инъекций внешнего инсулина.

Единственной альтернативой ПСМ был метформин, препарат из класса бигуанидов,  который увеличивает чувствительность тканей к собственному инсулину (его обычно назначают тучным диабетикам).

В последние годы ситуация изменилась — насколько радикально, мы увидим лет через пять, когда будут обобщены результаты лечения новыми препаратами. Собственно, эти результаты уже обнародованы, но мне кажется (возможно, я ошибаюсь), что применение наиболее перспективных средств еще не носит массового характера.

Этих препаратов довольно много: новонорм, старликс, целая гамма глитазонов и так называемые ‘инновационные’ препараты класса инкретин-миметиков — баета, виктоза (лираглутид), галвус, янувия. Старликс и новонорм (меглитиниды) являются инсулинстимулирующими препаратами, которые не относятся к производным сульфонилмочевины.

Эти лекарства довольно быстро разворачиваются, не влияют на почки и печень, не вызывают прибавку веса, снижают риск гипогликемии. Они действует в  течение четырех часов, поэтому необходимо принимать их три раза в день, перед завтраком, обедом и ужином.

Читайте также:  Вареная или диабетическая колбаса: что предпочтительно при сахарном диабете

Глитазоны (актос, авандия и другие препараты) имеют другой механизм действия — это инсулиновые сенситайзеры, то есть вещества, которые повышают чувствительность периферийных тканей к инсулину.

В конце прошлого века на препараты этой группы возлагались большие надежды, однако нельзя сказать, что они совершили переворот в лечении диабета. Их могут назначить при диабете II типа как единственное средство лечения или же, в рамках комплексной терапии, в сочетании с метформином, амарилом или инсулином.

Отмечено, что глитазоны не только повышают чувствительность мышечных и жировых тканей к инсулину, но также снижают образование глюкозы в печени. Недостаток глитазонов состоит в том, что они способствуют увеличению веса пациентов, их сахароснижающий эффект ниже, чем у ПСМ, и они противопоказаны при сердечной недостаточности.

Чудес тут ждать не приходится.

Наиболее перспективны препараты группы инкретин-миметиков, созданные в последние годы. Инкретины — гормоны, выделяемые в желудочно-кишечном тракте и стимулирующие секрецию инсулина в ответ на прием пищи.

Это их замечательное свойство послужило предпосылкой  для разработки двух классов инкретиновых препаратов: аналогов ГПП-1 и ингибиторов ДПП-4. Данными препаратами занимаются в Европе и США уже два десятилетия, и сейчас уже можно говорить об инкретиновой терапии.

Первым в классе этих лекарств стал эксенатид (баета). Этот препарат имитирует эффекты человеческого гормона ГПП-1, который выделяется во время приема пищи.

Вскоре появился лираглутид (поставляется  в Россию под названием ‘виктоза’), почти полностью подобный  человеческому гормону ГПП-1. Это жидкие препараты, и они вводятся  шприцем один или два раза в день.

Перечислю их замечательные свойства:

  • они обеспечивают секрецию собственного инсулина глюкозависимым образом, то есть не просто увеличивают выход инсулина из бета-клеток (‘выжимая’ их, как ПСМ), а побуждают поджелудочную железу вырабатывать ровно столько инсулина, сколько нужно в данный момент;
  • есть надежда, что эти препараты улучшают функцию бета-клеток по выработке инсулина, тормозят их омертвление и даже способствуют увеличению массы бета-клеток. Если надежда оправдается,  это означает, что диабет II типа на начальной стадии можно будет излечить или хотя бы затормозить развитие болезни. Но такие опыты пока проводятся только на животных, больных диабетом;
  • наконец, эти препараты снижают вес пациентов (так как уменьшается аппетит), снижают давление крови и, следовательно, риск сердечнососудистых заболеваний, снижают риск гипогликемии, снижают риск развития предиабета у людей с ожирением. Последнее означает, что инкретин-миметики можно использовать в качестве ‘прививки’ от диабета.

Ингибиторы ДПП-4, представленные в настоящий момент препаратами галвус и янувия, обладают примерно такими же свойствами, как у аналогов ГПП-1 (отличие в том, что галвус и янувия вводятся не с помощью инъекцией, а перорально). Эти свойства поистине сказочные, но я призываю читателей к здоровому скептицизму — только медицинская практика в течение ряда лет покажет, насколько ожидания соответствуют реальности.

Гораздо шире, чем раньше, стали применяться комбинированные препараты, такие, как глибомет, включающий в одной таблетке манинил  и метформин.

Существуют и другие сочетаний лекарств: авандамет (авандия и метформин), галвус-мет (галвус и метформин), авандаглим (амарил и авандия), причем во всех случаях есть лекарства с разным соотношением концентраций двух составляющих.

Подчеркну, что все перечисленные мной препараты имеются в России, и наши врачи могут активно применять их для лечения больных.

Еще один, очень важный момент: как говорили мне врачи, при диабете II типа, особенно в первые годы заболевания, можно использовать инсулин. Это временная мера, смысл которой в том, что добавка инсулина извне позволяет бета-клеткам поджелудочной железы трудиться с меньшей интенсивностью, как бы ‘отдохнуть’, и их истощение не наступает либо случается позже.

Инъекции инсулина могут делаться несколько месяцев или год, затем их прекращают, и больной использует только таблетки. С появлением инсулиновых аналогов — прежде всего, беспикового лантуса — эту методику стали активнее использовать для компенсации диабета II типа.

Обычно в случае такой смешанной терапии инъекция лантуса делается утром, а вечером нужно принимать таблетку. Доза лантуса может достигать 20 ЕД и более, а в качестве перорального препарата используются амарил или метформин.

Я полагаю, что такой способ компенсации очень важен и в психологическом отношении — больной с диабетом II типа перестает бояться инъекций, и если со временем ему приходится полностью перейти на инсулин, это уже не вызывает стресса.

Подведем итог.

Мы можем сделать вывод, что наличие обширной гаммы сахароснижающих лекарств с различными механизмами действия позволило разработать новую стратегию компенсации диабета II типа — ‘комби’-терапию, в рамках которой сочетают лечение двумя пероральными препаратами или пероральным препаратом и инсулином.

Как правило, используются лекарства, одно из которых увеличивает секрецию инсулина бета-клетками, а другое снижает инсулинорезистентность тканей. Кроме того, если оправдаются надежды, связанные с инкретин-миметиками, то, возможно, удастся задержать потенциальных больных на стадии предиабета, не допустив развития болезни.

Учитывая, что таких людей десятки, если не сотни миллионов, это станет очень значительным достижением.

Комментарий редакции. Хорхе Каналес С., врач эндокринолог, Медицинский консультант РДГ «Жизнерадостная газета».

Глубоко уважая мнение нашего автора, между тем редакция считает необходимым выразить иное мнение по поводу применения препаратов, в том числе инсулина и инкретин-миметиков при сахарном диабете 2 типа. Субстрат диабета 2 типа – жировая ткань.

Снизим массу жировой ткани – уберём диабет 2 типа.

Ни один из существующих или планируемых к использованию препаратов для лечения или предотвращения диабета 2 типа несравним по эффективности  с аэробной физической нагрузкой и с диетическим режимом, ограничивающим калорийность и углеводную нагрузку.

Лень и надежды на чудо пациента, желающего проглотить таблетку или уколоться и снять с себя ответственность за свое здоровье, ответственность требующую активного физического движения и ограничений привычного питания, порождают мифы о чудо-препаратах. Инкретин-миметики эффективны только в условиях нормального сахара в крови. Показания к их назначению довольно ограничены.

Называемые автором дозы Лантуса в 20 ЕД в сутки явно преувеличены. У людей с диабетом 2 типа в начале болезни и так имеется избыток инсулина в крови. Также у этих людей имеется дисбаланс в секреции компонентов «инсулинового комплекса»: в крови присутствуют концентрации проинсулина или «недоделанного»  инсулина, в котором  инсулин сцеплен с другим гормоном  С-пептидом.

Проинсулин малоэффективен в снижении сахара в крови, задерживает холестерин в крови – развивает атеросклероз, задерживает натрий – способствует повышению артериального давления.

  Чтобы «расщепить» у людей с диабетом 2 типа проинсулин на инсулин и С-пептид внутри В-клетки нужно держать сахар в крови на уровне не выше 5,5 ммоль/л не менее 20 часов в сутки, обязательно нужно снизить массу жировой ткани.

Лантусом, инкретин-миметиками этого достичь невозможно. А вот без аэробной физической нагрузки – 50-60 минутных ежедневных прогулок или плавания, или лыж, или велосипеда, или эллипсоидного тренажёра, или аэробных танцев  — не обойтись.

Помогут временные малые дозы (0,5 – 5 ЕД) инсулина короткого действия перед углеводсодержащими приёмами пищи для получения подъема сахара в крови через 2 часа  после еды не более чем на 2 ммоль/л, но не выше 7,0 ммоль/л.

Назначение  больших доз инсулина на длительных промежутках времени нежелательно, так как может подавить и избыточную, и необходимую секрецию своего инсулина. Инсулин – мощнейшее терапевтическое оружие, право применять его имеют только высококвалифицированные специалисты.

  Суточную калорийность питания нужно удержать на уровне 20 ккал/ кг должного веса в сутки хотя бы до достижения индекса массы тела ниже 25 кг/м2.

Желающих вступить в дискуссии приглашаем на наш форум

Поделиться ссылкой:

You have no rights to post comments

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector